16+
Меню

Там где живут звёзды

Жизнь знаменитостей — это яркий калейдоскоп событий. Они успешны, богаты, живут в мире роскоши и изобилия, всегда на виду и должны выглядеть безупречно, они — звезды. Находясь постоянно в объективах фото и кинокамер, под вниманием журналистов и зрителей, звезды ждут момента, когда они смогут поехать домой и расслабиться, убежать от всех и побыть наедине с собой, со своей семьей. Их дом — это то единственное место, где мы принадлежим самим себе, это место где мы чувствуем себя по-настоящему свободными. Здесь вам представляется уникальная возможность заглянуть в дом к знаменитостям, увидеть их интерьер, познакомиться с их предпочтениями и вкусами, увидеть их автомобили, насладиться звездным уютом.

Хочу начать с мира моды…

В гостях у Доменико Дольче и Стефано Габбана. Этой итальянской «парочке» — модельерам Доменико Дольче и Стефано Габбана — удалось сделать почти невозможное. Меньше десяти лет понадобилось им, чтобы превратить свое маленькое миланское ателье в международную империю моды, приносящую миллионы долларов прибыли. С ними мечтают дружить (или, по меньшей мере, быть их клиентками) самые красивые и знаменитые женщины мира. Их модели — актрисы Настасья Кински, Николь Кидман, Деми Мур и многие другие; они делали костюмы для мировых туров Мадонны и Уитни Хьюстон. Это Дольче и Габбана ввели в моду рваные джинсы, это они превратили бюстгальтер из «стыдного» нижнего белья в роскошный аксессуар, который можно носить с мужским костюмом, это они дали начало «бельевому стилю» в женской моде и превратили черные платья итальянских вдов в сексуальные одежды. Они давно уже могли бы нанЯть целую армию стилистов и просто раздавать поручения, вместо того Чтобы корпеть над эскизами. Их частная вилла на «Острове искушений» (Temptattion Islad) — ярко демонстрирует вкус своих владельцев. И тут становится совсем очевидным, что черный и белый цвета далеко не единственные фавориты этой парочки.
Дом пестреет синим, салатовым и ярко-розовым цветами. Здесь даже не пахнет минимализмом — всего очень много — люстры и светильники в стиле ар-деко, леопардовое кресло, позолоченные канделябры. Несмотря на многочисленные детали, интерьер воспринимается единым целым, впрочем, как и сами хозяева дома. Дольче и Габбана удалось создать на этом экзотическом острове совершенно сказочное жилище, в котором дивно сплелись воедино стили, краски и материалы, тем самым, лишний раз доказывая, что хорошим модельерам не так-то уж трудно переквалифицироваться в дизайнеров интерьера.

В гостях у Джанни Версаче.

О Джанни Версаче всегда говорили в превосходной степени, и когда он был жив и теперь, когда его не стало. Его творческое наследие настолько велико, что не восхищаться им просто невозможно. Во что бы ни облекали творчество Джанни Версаче, перед нами апофеоз культуры, в которой важнее всего не быть и даже не слыть, а скорее быть замеченным, сфотографированным, допрошенным интервьюерами и растиражированным средствами массовой информации. Таким он был — эстет, влюбленный в успех, блистательно одаренный, полный энергии, страстный посетитель музеев и безудержный коллекционер, взращенный итальянской культурой. Стилистику его творчества критики определяли как «новое барокко». Творческий ум и «дикое» воображение Джанни породили популярный стиль Versace, который сводил с ума самых закоренелых циников, не признававших гармонии в хаосе диссонансов. Превыше всего Версаче ценил красоту, таинственную и в то же время современную, мятежный дух, эксцентричность и роскошь. Не умозрительную и философическую, а настоящую, осязаемую, страстную. Его дом на озере Комо таит в себе секреты его мастерства, — кажется, что ты очутился в палаццо эпохи Возрождения, созданном каким-то новым, «переосмысленным взглядом». Интерьер его виллы в духе Висконти демонстрирует большую изобретательность, мастерство дизайнерской провокации и совершенно индивидуальное отношение к оформлению каждого уголка дома. Джанни не боялся избыточности, в его коллекциях преобладало смешение культурных стилей и направлений, причем прямых и явных: если платье навеяно античностью — то туника, если рококо — то со стразами и кринолином, пестрыми виньетками и раскрашенными амурами. И, конечно, секс. Анна Винтур, весьма влиятельный в мире моды человек, главный редактор журнала Vogue, как-то заметила: «Армани одевает жену, а Версаче — любовницу». По словам самого Джанни, «стиль Версаче — это целый мир, в который, преображая свое «эго», можно одеть и себя, и окружающее пространство». Начав с причудливых классицистических и барочных золотистых орнаментов, Версаче перешел к цитированию в тканях Энди Уорхолла и журнальных обложек Vogue. Он вдохновлялся искусством Климта и Сони Делоне и жаждал славы не просто модельера, но художника. Его театральные работы составляют лучшую, хотя и обидно малую часть творчества: это костюмы к постановкам «Каприччио» и «Саломеи» Рихарда Штрауса, балетам Бежара, с которым Версаче сотрудничал особенно много. Утвердившись в мире моды, в 1993 году стиль Версаче нашел свое продолжение в home collection. А это — ковры, мебель, столовое серебро, фарфор, хрусталь и скатерти, банные халаты и постельное белье. Сувениры и елочные игрушки. В 1999 году на австралийском Золотом побережье был открыт первый в мире дизайнерский отель Versace, где был продемонстрирован дизайн от Версаче в тотальном исполнении: все — от зубной щетки до пепельницы — произведено в Италии в рамках Versace Home Collection и полностью отвечает фирменному стилю Версаче. сессуарами, дорогие ткани и неприкрытая роскошь. Это, прежде всего, эксклюзивность, комфорт и респектабельность. Это — величественный вид и царственная осанка. Его творения напоминают о славных временах итальянского Ренессанса с его великолепием убранств, когда слова «итальянский» и «превосходный» были синонимами. Следовать Versace — означало быть звездой, выглядеть роскошно, а значит — неожиданно. В его жизни элегантность непостижимым образом сочеталась со скандалом. Он создал огромную империю моды во всех жанрах искусства и всегда утверждал, что роскошь должна быть доступной и недоступной одновременно, и что она так же трудновыразима, как и дорогой запах. Версаче — это не просто имя в мире моды, недоступная роскошь, бьющее в глаза великолепие, ультрасовременные вещи и дорогая одежда. Версаче — это философия роскошной жизни.
А вот собственно и дом ↓

В гостях у Джорджио Армани.

Впервые Джорджио Армани попал на остров Пантеллерия более тридцати лет назад, когда навещал своего друга. Тогда ему там не понравилось. Как говорит сам Армани: «Я ожидал, что меня ждет экзотика, но не настолько. Не было хороших гостиниц, ресторанов, никакой инфраструктуры. Нам приходилось самим готовить себе еду, а главным событием дня был проезжающий по дороге автомобиль. Однако, по прошествии нескольких дней я привык к ясному южному небу и постоянной тишине».
Спустя несколько лет в 1981 году Армани решил купить дом в этом районе. Сейчас на Пантеллерии уже есть электричество, построено несколько гостиниц и постоянно снуют автомобили. Но все это не нарушает первозданной красоты острова. Дом, выполненный в традиционном арабском стиле, с стенами из естественных скальных пород толщиной около двух футов и покатыми крышами, дарит в жаркое время прохладу и свежесть. Сам остров сформирован из вулканических пород и имеет очень плодородные земли. Когда-то, несколько столетий назад, здесь были арабские поселения, и некоторые элементы здания сохранились еще с тех далеких времен.
За годы владения виллой Армани создал здесь настоящий оазис, который окружает весь дом. Здесь можно увидеть разные причудливые деревья, великолепные кустарники, заросли жасмина, строгие силуэты кипарисов и 300-летних пальм, привезенных из Сицилии, и, конечно же, местные кактусы.
Каждый год здесь всё обновляют, делают своего рода «makeover» дома. В прошлом году была сделана большая работа по обновлению бассейна и полностью освежен интерьер, в котором использовано множество предметов линии Armani Casa. Для создания виллы Джорджио пригласил известного итальянского архитектора Габриэллу Джиунтоли (Gabriella Giuntoli). «Мое решение нанять для этой работы Габриэллу, было обусловлено многими факторами. Во-первых, как местный житель этого острова она идеально понимает эту природу и среду. Во-вторых, она имеет врожденный дар постигать вкус и потребности заказчика, превращая идеи в реальность, которая является естественной и простой, но в конечном итоге роскошной. Дом на Пантеллерии отражает моё видение и собственный эстетический стиль. Дома вы должны чувствовать себя расслабленно и непринужденно. Мне нравится, когда не теряется связь с природой, — говорим ли мы о материалах, цветах или формах. У меня много домов по всему миру, и каждый отличается один от другого, но все они имеют одно сходство, — все они отражают мою индивидуальность» — говорит Армани.
У этого дома много достоинств, которыми в полной мере пользуется великий модельер. Здесь он чувствует себя спокойно и расслабленно, здесь он может собрать на отдых всю свою семью и, в конце концов, мысль о том, что ты находишься за многие мили от цивилизации, не может не радовать.
Люди часто просят Джорджио сравнить его дом в Милане и дом в Пантеллерии, на что он отвечает: «Эти два дома имеют совершенно две разные функции. В Милане я работаю с понедельника по пятницу по очень плотному графику. Я могу расслабиться дома и снова быть на работе через две секунды, ведь я нахожусь в самом центре Милана. Пантеллерия, это мое летнее убежище, где я провожу весь август из года в год. Но в последнее время я стал проводить там больше времени, теперь я выезжаю туда на уикенды весной и осенью. Климат здесь всегда теплый и способствует этому».
Пантеллерия это то место, где Армани может по-настоящему расслабиться. Его сестра говорит о том, что у него даже меняется лицо. Это место вдохновило его на некоторые идеи, воплощенные в продукции Armani Casa. Но Армани ищет вдохновения не только здесь, он ищет его во всей естественной среде – в море, в камне, в дереве. Простые чистые линии, дорогие материалы, бесспорная функциональность и комфорт – вот философия Armani Casa, идеально воплощенная в вилле Армани на острове Пантеллерия.
А вот собственно и дом Джорджио Армани↓

В гостях у Ив Сен-Лорана.

Yves Saint Laurent Магрибский оазис Ив Сен-Лорана.
Подлинный шедевр архитектуры — вилла, разменявшая девятый десяток, была построена художником Жаком Мажорелем. После его смерти усадьбу приобрели Пьер Берже и Ив Сен-Лоран. Тщательно отреставрировав комплекс, они вернули тысячам гостей Маракеша прекрасный общественный сад — любимое детище художника и его великолепный дом, который стал одной из резиденций известного кутюрье.
Из тенистого сада посетитель попадает в роскошный дом через маленькую дверцу с низкой притолокой, как это принято в Марокко. Внутри небольшой «прихожей», похожей на небольшое патио, журчит фонтанчик. А напротив него — в алькове, куда ведут ступеньки, расположена миниатюрная гостиная. Стены в доме испещренные, как это принято в Марокко, небольшими отверстиями. Эта конструкция создает потоки воздуха и сохраняет в доме прохладу даже в изнуряющий летний зной. Сейчас усадьба выглядит так, будто только вчера закончилось ее строительство, а в бывшей мастерской художника Жака Мажореля находится музей исламского искусства. История этого дома необычна. Жак Мажорель, в поисках вдохновения посетивший Италию и Испанию и прожив четыре года в Египте, отправился в Маракеш, и так полюбил это место, что через пять лет купил здесь участок земли и принялся за разбивку сада. Пальмы, кактусы, бамбук и другие экзотические растения были привезены Жаком Мажорелем со всех уголков мира. В 1947 году по воле мастера часть его сада была открыта для посещения публики. Сам же Жак Мажорель домом почти не занимался, жил в мастерской, поэтому обветшавший со временем особняк требовал дорогостоящего ремонта и после смерти художника был продан его женой Ив Сен-Лорану. Фриз и арабески, созданные по рисункам прежнего хозяина — вдохновлены произведениями марокканских ремесленников и народными мотивами Кашмира. Как требуют каноны мастеров Востока, каждая комната выдержана в собственной цветовой гамме и блистает богатством и изощренностью орнаментов. Воображение гостей поражают персидские ковры, сирийская мебель, инкрустированная перламутром, мебель в стиле ар-деко, драгоценное опаловое стекло, а также бронза XIX века.
А вот собственно и дом Ив Сен-Лорана↓

В гостях у Коко Шанель.

Волны, шурша, набегают на теплый песок и откатываются обратно, оставляя на берегу влажный след, окаймленный полоской пены. За туманной предутренней дымкой море сливается с небом в волшебном экстазе. Из-за густой зелени кипарисов и туй длинный ряд коттеджей-близнецов взирает на них дремлющими окнами.

Опущенные занавески таят до поры до времени вкусы и настроения обитателей уютных домиков, таких одинаковых с точки зрения стороннего наблюдателя и таких непохожих для посвященных, допущенных в манящую глубину прохладных комнат.
А вот дом Коко Шанель↓

100
-
  
Комментарии (2)
  1. Tropicaliente Ответить

    Я не понимаю как можно жить в таких домах, для меня это очень тяжелая обстановка. Очень много ненужных вещей, в доме D&G я бы застрелилась от такого количества цветов. Только у Армани понравилось.

    24 февраля 2013, 15:23
    • viola060592 Ответить

      это ж дизайнеры… у них своя атмосфера…

      24 февраля 2013, 15:34
Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Новые посты: